«Дядя, я хочу жить, не стреляйте в меня…». Расстрел детей Нижнечирского детского дома.

Список расстрелянных детей Нижнечирского детского дома.

Список расстрелянных детей Нижнечирского детского дома.

ПАМЯТИ РАССТРЕЛЯННЫХ ДЕТЕЙ…

Один и тот же сон… 
Мальчик лет пяти, он приходит всегда под утро, смотрит на меня и говорит:
— Дяденька, у меня ножка болит, посмотри, как она распухла, я ударился, когда  нас убивали…
Наклоняюсь, пытаюсь помочь, но он исчезает. Потом приходит опять…
— Дяденька, дайте мне кусочек хлебушка, я так хочу кушать…
Я знаю, кто это, и знаю, почему он приходит. Его зовут Савин Коля…
Эта история не даёт мне покоя уже десять, двадцать, пятьдесят, семьдесят четыре года. Да, я не ошибся, уже семьдесят четыре года прошло после убийства детей фашистами под станицей Нижнечирской, в 1942 году. Детей-сирот, воспитанников Нижнечирского детского дома…
Моё нежное чудо, моя внучка, это моя душа и моя радость, на этой фотографии  я держу её за руку и мы гуляем в парке… 
— Дяденька, дайте мне кусочек хлебушка, я так хочу кушать…
Страшно, очень страшно слышать эти слова, пусть даже и во сне, и, просыпаясь, осознавать, что Коли уже давно нет на свете…
Дети-сироты, дети с несогретой душой, они очень хотят быть чьими-то, они хотят тепла, душевного, материнского, родительского. Они хотят…
Чтобы папа взял за руку и повёл в зоопарк, на качели, запускать воздушного змея…
Чтобы мама прижала к себе и поцеловала…
А ещё, чтобы бабушка и дедушка…
Ну хотя бы только мама…
Дети-сироты, в их глазах постоянный вопрос: «Может, ты моя мама, может, ты возьмёшь меня к себе? Я очень хороший…»
1942 год, конец лета, детей не успели вывезти. Тяжёлое время для нашей страны…
Немец рвался к Сталинграду…
Голодные дети детского дома — обуза для новой власти, а от обузы новая власть избавляется более чем радикально…
— Буланов, грузи их в машину…
— Слушаюсь, господин офицер…
И предатель Буланов со своим подельником Влохиным спешно заталкивают, запихивают, закидывают несчастных сирот в машины, в кузов…
— Шнель, шнель, бистро, бистро, — командует офицер, пощёлкивая плёткой-стеком по голенищу своего сапога…
— Быстро, сука, давай лезь. Кому сказал — лезь? И заткнись, не ори, — суетится Буланов. Ему очень хочется проявить себя перед новыми хозяевами. Он готов и ногами пинать этих малолетних выродков. Кому они нужны? Советы зря возились с ними, но вот новая власть быстро наведёт здесь порядок…
— Куда лезешь? Подбери сопли и не скули…
— Ой, дяденька, не бейте меня, мне больно…
Они убивали их по одному и сталкивали ногой в подготовленную яму…
Детей, из автомата, в голову…
В их глазах ужас, сердечко сжимается от страха…
— Дяденька, не стреляйте в меня, я боюсь…
— Буланов, бистро, шнель, шнель, не копайся…
— Мы быстро, господин офицер, сейчас, сейчас, — суетится предатель и за ногу тащит маленького Колю из кузова…
— Ой, дяденька, мне больно, — кричит мальчик в ужасе и пытается вырваться из рук убийцы-предателя…
— Куда полез, сучонок, — злится Влохин и ногой бьёт ребёнка…
— А-а-а, — плачет маленький мальчик, — дя-а-а-дя-а-а, мне больно-о-о…
Хлёсткий выстрел — и Буланов столкнул маленькое тельце в яму…
Их было сорок семь. Сорок семь несчастных сирот, которых не успели эвакуировать в глубь страны. Сорок семь несчастных душ, которые так и не успели познать настоящего счастья… Они ждали, что за ними придёт их мама, а пришёл гестаповец и убийца Буланов…
Их спешно закопали, просто, как кучу навоза, чтобы убрать с глаз долой, чтобы не мозолили глаза…
Уже давно закончилась война…
Уже давно повешены убийцы…
А моя память помнит, моя генетическая память совести не даёт мне покоя…
Коля Савин приходит ко мне во сне и просит кушать…
— Дяденька, у меня ножка болит, посмотри, как опухла…
Это Влохин ударил, и он тоже давно сгнил…
А Коля приходит и просит его пожалеть…
Их не похоронили, мы о них забыли…
Или у нас руки не доходят?
Сорок семь убитых сирот… 
Сорок семь забытых душ…
А мы сегодня живём под мирным небом, гуляем в парке, водим своих детей и внуков за руку, в сад, в школу. А они стоят у нашего порога и ждут, когда мы проснёмся, когда заговорит наша генетическая память совести…
— Дяденька, у меня ножка болит…
— Дядя, не стреляйте в меня, я боюсь…
Они смотрят нам в сердце и ждут, когда до них дойдут руки, когда о них вспомнят…

( Голодяев Николай. 2016 г.)

___________________________________________________________________________________________________

Первого сентября 1942 г. во время фашистской оккупации  гестаповцы и их пособники расстреляли недалеко от станицы Верхнечирской всех детей Нижнечирского детского дома, которых не успели эвакуировать Советские органы власти:

Скучарь Раиса 9 лет;
Любимов Николай 9 лет;
Митроданова Тамара 11 лет;
Щербакова Тамара 14 лет;
Ломанова Марина 14 лет;
Кокина Зоя 11 лет;
Самбло Иза 9 лет;
Боризин Александр 13 лет;
Стрепёткина Анна 11 лет;
Хроменко Григорий 10 лет;
??? Антонина 15 лет;
??? Федосия 15 лет;
??? Александр 9 лет;
??? Адольф 9 лет;
Савин Николай 5 лет;
Зимин Николай 4 года;
Бекешев Андрей 12 лет;
Назаров Анатолий 14 лет;
Линченко Анатолий 13 лет;
Ломакина Анастасья 15 лет;
Мисников Владимир 14 лет;
Пешков-Успенский Олег 14 лет;
Алексашко Александр 4 года;
Приходько Григорий 10 лет;
??? Раиса 7 лет;
Никифоров Николай 4 года;
Иванов Виталий 12 лет;
Никитина Ксения 9 лет;
Попов Григорий 11 лет;
??? Аркадий 14 лет;
??? Василий 6 лет;
??? Клава 7 лет;
??? Виктор 5 лет;
Власов Юрий 5 лет;
Лобакина Любовь 15 лет;
??? Марго 13 лет;
??? Иван 12 лет;
??? Борис 10 лет;
Зарагатов Михаил 13 лет;
Зуев Борис около 3-х лет;
Севастьянов Михаил 13 лет;
Чурбаченко Александр 4 года;
Шубин Владимир 6 лет;
??? Виктор 8 лет;
Иванов Николай 16 лет;
Шепелёв Лев 16 лет;
Самарин Александр 9 лет.

Короткая и трагическая судьба выпала этим детям. Ещё при рождении каждый из них был обделён здоровьем. Несчастным так и не суждено было познать ни материнской любви, ни родительской ласки.

Началась война, и при отступлении советская власть в первую очередь спасала и эвакуировала подальше от войны всех, кто мог быть полезен для организации отпора врагу. До бедных больных сирот, конечно же, очередь не дошла. А для новой «цивилизованной» власти эти дети вообще были лишней обузой, и данную проблему они быстро и оперативно решили.

Сразу после войны, когда началось строительство Волго-Донского водного пути, советской властью был выполнен огромнейший объём подготовительных работ: перенесено большое количество станиц и хуторов, передвинуты железнодорожные ветки, перенесены воинские захоронения, срочно выполнены археологические раскопки и т. д. и т. п. А про убиенных сирот опять никто не вспомнил…

Впервые об этой трагедии я узнал при посещении Суровикинского краеведческого музея в далёкие 70-е годы прошлого столетия, будучи учеником 69-й железнодорожной школы хутора Новомаксимовского. Вот с тех пор память так и не отпускает меня от этих несчастных детишек.

Душой рвёшься что-то сделать, что-то предпринять, хотя бы после смерти попытаться упокоить души маленьких мучеников. А разум понимает, что порой не все подвластно человеческим силам: огромное водохранилище крепко держит под толщей воды свои тайны.

Но вот последние годы природа предоставляет маленький шанс: Цимлянское водохранилище мелеет летом и даёт возможность желающим приоткрыть свои многочисленные тайны.
А ещё последнее время у меня скопился  документальный материал по данной теме. И уже засветился лучик надежды, и уже не кажется совсем невыполнимым этот проект.

Теперь о деле.

Мы имеем:

1. Сборник материалов судебного процесса о зверствах немецко-фашистских захватчиков в г. Харькове 15 декабря 1943 г.:

Рис. 1. Судебный процесс о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории города Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации. Пенза: Издание газеты «Сталинское знамя», 1944.

  1. Акт о расстреле гитлеровскими палачами 47 детей из Нижне-Чирского детского дома. 25 июня 1943 г. // Документы обвиняют: сборник документов о чудовищных преступлениях немецко-фашистских захватчиков на советской территории. Вып. 2. М.: Госполитиздат, 1945.;

    Рис.2. Документы обвиняют: сборник документов о чудовищных преступлениях немецко-фашистских захватчиков на советской территории. Вып. 2. М.: Госполитиздат, 1945.

  2. Протокол допроса свидетелей по делу о расстреле гитлеровцами 47 детей
    в станице Нижне-Чирской. 25 июня 1943 г. // Документы обвиняют: сборник документов о чудовищных преступлениях немецко-фашистских захватчиков на советской территории. Вып. 2. М.: Госполитиздат, 1945.
  3. Топографическая карта Генерального штаба Красной армии М 38-123 1941 года выпуска.:

    Рис. 3. Топографическая карта Генерального штаба Красной армии М 38-123 1941 года выпуска

  4. Германский аэрофотоснимок №772-73 от 18 декабря 1942 года.
    (Предоставил Николай Карташов).

Далее посмотрим, что говорили исполнитель и свидетели этого преступления о месте расстрела детей.

  1. Буланов М. П. — водитель расстрельной команды:

    Рис. 4. Судебный процесс о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории города Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации. Пенза: Издание газеты «Сталинское знамя», 1944. Лист 74

«…Когда я выполнил это приказание, то в сопровождении немцев поехал на станцию Чирская, где за мостом, в 3—4 километрах от станицы Нижнечирская, была заранее приготовлена яма…»
В данном показании важны три момента:
1) «поехал на станцию Чирская»: основное движение осуществлялось по дороге, ведущей к станции Чир;
2) «за мостом»: расстреливали детей за речкой Чир, со стороны станицы Верхнечирской;
3) «3—4 километрах от станицы Нижнечирская»: по ощущениям Буланова М. П., расстояние от окраины Нижнечирской до места расстрела — примерно 3—4 километра.

2. Шмелёва Александра Яковлевна, Парамонченко Наталия Кузьминична, Ястребова Надежда Кузьминична — жители станицы Нижнечирской в «Акте о расстреле гитлеровскими палачами 47 детей из Нижне-Чирского детского дома. 25 июня 1943 г.»:

Рис. 5. Акт о расстреле гитлеровскими палачами 47 детей из Нижне-Чирского детского дома. 25 июня 1943 г.

Рис. 6. Акт о расстреле гитлеровскими палачами 47 детей из Нижне-Чирского детского дома. 25 июня 1943 г.

Как и в первом свидетельстве. Подтверждается:
1) «По дороге между станицей Н.-Чирской и станцией Чир ЮВЖД» — место расстрела в направлении станции Чир недалеко от дороги, ведущей на эту станцию;
2) «за рекой Чир»: подтверждается, что расстреливали детей за речкой Чир, со стороны станицы Верхнечирской;
3) «километрах в пяти от станицы Н.-Чирской»  расстояние от окраины Нижнечирской до места расстрела — примерно 5 километров по ощущениям Шмелёвой А. Я., Парамонченко Н. К.  и  Ястребовой Н. К.

Не противоречит данной информации и «Протокол допроса свидетелей по делу о расстреле гитлеровцами 47 детей в станице Нижне-Чирской. 25 июня 1943 г.»:

Рис. 7. Протокол допроса свидетелей по делу о расстреле гитлеровцами 47 детей
в станице Нижне-Чирской. 25 июня 1943 г.

Рис.8. Протокол допроса свидетелей по делу о расстреле гитлеровцами 47 детей
в станице Нижне-Чирской. 25 июня 1943 г.

Наблюдается расхождение в оценке расстояния от Нижнечирской до места казни. Разница в оценке расстояния водителем передвигающегося на авто и пешеходами, мне кажется объяснимой и  понятной.

Далее предлагаю взять Топографическую карту Генерального штаба Красной армии М 38-123 1941 года и на ней отметить сектор в 5 километров от окраины станицы Нижнечирской в сторону станции Чир:

Пятикилометровый сектор от станицы Нижне Чирская в сторону станции Чир. Топографическая карта Генерального штаба Красной армии М 38-123 1941 года.

Рис. 9. Пятикилометровый сектор от станицы Нижнечирская в сторону станции Чир. Топографическая карта Генерального штаба Красной армии М 38-123 1941 г.

На карте оранжевым цветом выделена дорога от станицы Нижнечирская до станции Чир. Без сомнения, место расстрела находится за мостом через ерик Быстрик, так как Быстрик от Нижнечирской находится на расстоянии значительно меньшем, чем 3 км. Маловероятно и то, что место расстрела располагалось непосредственно на обочине дороги Нижнечирская — Чир. Немцы были очень щепетильны в смысле санитарной безопасности — массовое захоронение вблизи дороги от штаба 6-й армии до узловой железнодорожной станции Чир можно исключить.
Далее предлагаю разбить предполагаемую площадь места расстрела на четыре зоны:

Зоны вероятного места расположения захоронения. Топографическая карта Генерального штаба Красной армии М 38-123 1941 года.

Рис. 10. Зоны вероятного места расположения захоронения. Топографическая карта Генерального штаба Красной армии М 38-123 1941 г.

Зона 1. Сразу после ерика Быстрик справа до ответвления дороги на Верхнечирскую (голубая штриховка).
Зона 2. С правой стороны от дороги Нижнечирская — Чир сразу за ответвлением дороги на Верхнечирскую (зелёная штриховка).
Зона 3. Сразу после ерика Быстрик слева (сиреневая штриховка).
Зона 4. С левой стороны от дороги Нижнечирская — Чир сразу за ериком, окаймляющим высоту 35.8 (будущий остров Дурной — красная штриховка).

Теперь начнём рассматривать германский аэрофотоснимок № 772-73 от 18.12.1942 г.
с изображением каждого из четырёх секторов по отдельности.

Зона 1. Сразу после ерика Быстрик справо.

Рис. 11. Аэрофотоснимок 772-73. Зона 1

Вероятность расположения в этой зоне захоронения я оцениваю не более 10 %. В нижней части снимка видно, что справа от дороги расположен очень близко ерик, затем, когда ерик резко уходит вправо, заметна обширная открытая низменная пойма. Хорошо накатанных дорог для удобного проезда грузовых машин не видно. Есть множество узких тропинок. Удобные скрытые места для расстрела детей есть (рощицы пойменного леса), но они достаточно далеко от основной дороги, и к ним нет надёжной подъездной дороги. Фашисты не страдали стеснительностью, но всё равно маловероятно, что своим страшным делом они занимались на открытой местности, рискуя заиметь ненужных свидетелей. К тому же сворачивать с накатанной дороги и ехать на двух тяжелых грузовиках по пойменной целине тоже очень рисковое дело.

Зона 2. С правой стороны от дороги Нижнечирская — Чир сразу за ответвлением дороги на Верхнечирскую.

Рис. 12. Аэрофотоснимок 772-73. Зона 2

Вероятность расположения в этой зоне захоронения я оцениваю не более 5 %. Тут вообще ровная степь между двух дорог — обзор со всех сторон как на сцене.

Зона 3. Сразу после ерика Быстрик слева.

Рис. 13. Аэрофотоснимок 772-73. Зона 3

Вероятность расположения в этой зоне захоронения я оцениваю в пределах где-то до 20 %. Да, дорога сюда есть, в принципе есть укромные уголки. Но эти укрытые зоны расположены или вдоль берега реки Чир, или, если не у реки, то слишком далеко, чтобы соответствовать статусу «По дороге между станицей Н.-Чирской и станцией Чир ЮВЖД», заявленному в «Акте о расстреле гитлеровскими палачами 47 детей из Нижне-Чирского детского дома. 25 июня 1943 г.» Вся пойма реки Чир в районе станицы Нижнечирской была сплошным минным полем. Мины здесь установили в июле — августе 1942 года, когда линия фронта проходила прямо по реке Чир. Есть свидетельства очевидца Ивана Безуглова об этих минных полях:
«…После того как минеры разминировали Чир и прилегающие к станице берега, я рассказал пацанам, как я несколько дней назад ночью бежал по реке больше двух километров. Мне не верили, да я и сам считал себя обманутым. Как это, пробежав более двух километров по минному полю, не задеть ни одну из них. А сапёры вытащили их на берег более сотни…» (Иван Безуглов. Воспоминания сталинградца. 1927—1977.

http://www.golubinski.ru/russia/bezuglov/b11.htm ).

Думаю, что гестаповцы прекрасно были осведомлены о этих минных полях.

Зона 4. С левой стороны от дороги Нижнечирская  — Чир сразу за ериком, окаймляющим высоту 35.8 (будущий остров Дурной).

Рис. 14. Аэрофотоснимок 772-73. Зона 4

Вероятность расположения в этой зоне захоронения я оцениваю никак не менее 65—70 %. Зона расположена в шаговой доступности от дороги Нижнечирская — Чир, на аэрофото хорошо просматривается ответвляющаяся туда дорога и заезд на плато будущего острова Дурного:

Рис. 15. Аэрофотоснимок 772-73. Остров Дурной

Видимые на снимке ландшафт и деревья прекрасно могли скрывать от посторонних глаз производимые фашистами злодеяния.
Ещё есть свидетельские показания, правда, не прямых свидетелей, а уже детей и внуков тех, кто своими глазами видел захоронение расстрелянных детей на острове Дурном после заполнения Цимлянского водохранилища водой:

Рис. 16. Скриншот из группы «Нижне Чирская станица» (сайт «Одноклассники»)

Рис. 17. Скриншот из группы «Новомаксимовский — Чир» (сайт «Одноклассники»)

Проработав всю эту информацию, выясняется, что вероятность нахождения места захоронения детей Нижнечирского детского дома на острове Дурном или рядом с ним очень высока.
Теперь возникает вопрос — как искать?
Металлоискатель.  В «Протоколе допроса свидетелей по делу о расстреле гитлеровцами 47 детей в станице Нижне-Чирской. 25 июня 1943 г.» зафиксированы показания Шмелёвой А. Я.: «...разыскала яму, а когда стала её раскапывать, начали попадаться игрушки: куклы, детские автомашины, ружья, рогатки, а на дне ямы увидела трупы расстрелянных детей…» Думаю, что нет 100 % уверенности в том, что перечисленные предметы были металлическими. Если даже и было что-то из игрушек металлическим, то сохранилось ли за столько лет тонкая жесть, из которой обычно делали игрушки? У меня больше надежды на другой сопутствующий этой трагедии металл — стреляные гильзы от автомата. Было расстреляно 47 детей. Как минимум было израсходовано столько же патронов. Расстрел производился в одном компактно ограниченном месте. Детей убивали по одному, с последующим сталкиванием трупов в яму:

Рис. 18. Судебный процесс о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории города Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации. Пенза: Издание газеты «Сталинское знамя», 1944. Лист 74

Я надеюсь, что гильзы после расстрела никто не собирал. Даже если часть гильз, попавших на бруствер вынутой земли при рытье могилы, были впоследствии закопаны в могилу, то я думаю, всё равно из почти 50 гильз на поверхности должно было что-то остаться.
Вероятней всего использовался пистолет-пулемёт МР-38 или МР-38/40 или МР-40. Патрон 9×19 мм Парабеллум:

Рис. 19. Магазин и патроны МР-38, МР-38/40, МР-40

Не исключено использование советского ППШ-41. На фотографиях времён Сталинградской битвы можно нередко видеть немецких солдат с автоматом ППШ. Патрон 7,62×25 мм ТТ.

Патрон пистолета ТТ и пистолета-пулемёта ППШ-41.

Рис. 20. Патрон пистолета ТТ и пистолета-пулемёта ППШ-41

Предвижу скептические замечания по поводу гильз. В треугольнике «станица Верхнечирская — станция Чир — хутор Б-Емельничный» и в оборонительный период Сталинградской битвы и в период наступления Советской армии шли интенсивные боевые действия, а значит, возможно наличие в земле огромного объёма и номенклатуры боевого металла. Кстати так оно и есть: металлоискателем очень тяжело пользоваться из-за постоянного его срабатывания на осколки, винтовочные гильзы и винтовочные патроны. Но давайте не забывать, что пистолет-пулемёт (ПП) — это оружие ближнего боя. Чтобы собралась кучка стреляных гильз в одном месте от МР-40, например, очень мало вероятно. В оборонительном бою логично применять стрелковое оружие дальнего боя (винтовки и пулемёты) и не допускать приближение противника до расстояния применения ПП. В наступательном бою если и применяется ПП, то всё равно мало вероятности скопления стреляных гильз от пистолета-пулемёта компактно в одном месте. Так что при обнаружении даже одной стреляной гильзы от МР в районе острова Дурного есть повод хорошенько поработать в округе металлическим щупом. Ну а при обнаружении двух или трёх гильз компактно в одном месте   уже есть большой шанс на успех.

В июне 2015 г. была проведена первая разведывательная экспедиция по поиску захоронения расстрелянных детей на острове Дурном. Материальным обеспечением экспедиции, доставкой личного состава на остров и непосредственно работой металлоискателем занимался Владимир Сидоренко.
Проанализировали аэрофотоснимок № 772-73 при большом увеличении и выявили на площадке будущего острова Дурного подозрительные аномалии на поверхности грунта:

Рис. 21. Аномалии поверхности грунта острова Дурного зимой 1942 г.

Совместили изображение аэрофотоснимка с изображением острова Дурного на современном космическом снимке и отметили интересующие зоны на нём:

Рис. 22. Снимок острова Дурного из Яндекс-карты

Указанные зоны были проработаны с использованием металлоискателя и металлического щупа. Стреляные гильзы от пистолетов-пулемётов в этих местах не найдены. Щупом тоже не было обнаружено ни одного места вскрытия целины с характерными размерами и формами для искомой могилы.

Поисковые работы на острове Дурной 07.06.2015 года.

Рис. 23. Поисковые работы на острове Дурном 07 июня 2015 г.

Результаты поисковой работы на острове Дурной 07.06.2015 года.

Рис. 24. Результаты поисковой работы на острове Дурном 07 июня 2015 г.

Разбор "полётов" после экспедиции на "Мыске" напротив острова Дурной.

Рис. 25. Разбор «полётов» после экспедиции. На «Мыске» напротив острова Дурного.

Секретёв С.А.

Документальный фильм «Полицаи»:

В фильме есть кадры суда в г. Харькова 15 декабря 1943 г.


Список литературы:

  1. Сборник материалов судебного процесса о зверствах немецко-фашистских захватчиков в г. Харькове 15 декабря 1943 г. Издание газеты «Сталинское знамя». Пенза. 1944.
  2. Документы обвиняют: сборник документов о чудовищных преступлениях немецко-фашистских захватчиков на советской территории. Вып. 2. М.: Госполитиздат, 1945.

«Дядя, я хочу жить, не стреляйте в меня…». Расстрел детей Нижнечирского детского дома.: 2 комментария

    1. Сергей Автор записи

      Станислав, к сожалению пока похвастаться нечем. Я проживаю далековато от описанных мест, но каждый год в отпуск пытаемся искать место захоронения вместе с Владимиром Сидоренко. Остров Дурной очень сильно зарос мелкой и крупной растительностью и это очень затрудняет поиск.

Добавить комментарий