СЕКРЕТЁВ АНАТОЛИЙ ПЕТРОВИЧ

Секретёв Анатолий Петрович родился в 1908 году в семье военного врача и сестры милосердия Российского Красного креста. Поэт, общественный деятель русской эмиграции в Париже.sekretev

Фотография Секретёва А.П. на могиле кладбища Сент-Женевьев де Буа.


Отец Секретёв Пётр В. военный врач Волынского полка родился в 1872 году, умер в г. Кишинёве в 1929 году.
Мать Секретёва Ирина Петровна (урождённая Филипповская-Кардасевич) — сестра милосердия Российского Красного креста. Родилась 10. 05.1877 г. Умерла в Париже 08. 04. 1958 г. Похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в одной могиле с сыном
Секретёвым Анатолием Петровичем.

sekreteva-stgenevieve

Фотография Секретёвой И.П. на могиле кладбища Сент-Женевьев де Буа.

У Анатолия Петровича Секретёва был брат Секретёв Владимир Петрович  —  1905-го года рождения, который будучи ещё студентом в 1922 году умер в г. Кишинёве.
После Октябрьского переворота Секретёв А. П. с родителями и со старшим братом эмигрировали сначала в г. Кишинёв. Впоследствии по причине смерти брата и отца в Кишинёве Анатолий вместе с матерью переезжают в Париж. В Париже Секретёв А. П. начинает заниматься общественной деятельностью в среде русской эмиграции. Становится членом Объединения русских студентов в Париже. В 1934 году его избирают членом ревизионной комиссии Объединения русских студентов в Париже. Начинает увлекаться поэзией и писать стихи. В 1940-м году в Париже выходит первый сборник стихов  А. П. Секретёва «Фиолетовые облака».  В дальнейшем в 1972-м году там же в Париже был издан и второй сборник стихов А. П. Секретёва  «Мираж».
Умер  Секретёв Анатолий Петрович 23 августа 1974 года в Париже и похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в одной могиле со своей матерью.nadgrobie-sekretevy-stgenevieve

Надгробье на могиле Секретёвой И.П. и Секретёва А.П. на кладбище Сент-Женевьев де Буа.


 

«ФИОЛЕТОВЫЕ ОБЛАКА»

11

 

Посвящается
моему единственному другу —
моей матери.

Всё те же тучи над землёй,
Что над Парижем и Нью-Йорком
Плывут причудливой гурьбой
По небу голубому тройкой.

Всё те же тучи над землёй,
Что здесь и там над Океаном —
Волнуя вечною тоской —
Не отвечая сердца ранам…

Всё те же тучи над землёй…
К ним взлёт души больной и хрупкой,
И быть не хочется собой
Растаяв в глубине той жуткой.

Всё те же тучи над землёй,
Земное сердце с жаждой вечной:
Так хочется Любви Большой
Волнующей, как Путь тот млечный.

Всё те же тучи над землёй —
Уходят в даль, всё молча, спешно:
Я ж остаюсь самим собой.
И сердцу горестно и тесно.
_____________________________________________________

ПОСВ. М. С.

Мне скучно и уныло — так в этом бедном мире.
Тоскливо без Любви — как в теневой квартире.
Любовью жить хочу — Ромео, Данте, Гёте…
Любовию своей — что выше всех на свете…
Я не могу жить без Любви, как не могу без солнца —
Я должен ждать её — томиться у оконца…

Я буду трепетать — влюблённых лихорадкой —
Терпеть, страдать, сносить — и строить лишь догадки…
Я жажду ей молиться — Венере Ботичелли
И призывать надежды — что робко улетели…
Хочу я возноситься, к высям душой безбрежной —
Все перенесть капризы — красавицы небрежной…

Стремлюсь я воплотить свой Идеал Извечный
Признанье получив — улыбкою беспечной…
Тебе, о Каста Дива, тебе хочу молиться
Как молодой Беллини, сонатами упиться…

В сияньи и тенях — в возвышенном желаньи —
Любить же я хочу — любить без подражаний…
_____________________________________________________

ПОСВ. М. С.

Ведь наше сердце — такое маленькое, маленькое —
А наша жизнь такая серенькая —
Почему же не быть хоть однажды паинькой —
Девочке хрупкой — девочке беленькой?

Грёзу яркую — мечту пылкую —
Не запрятать в сердце — и не отдать мальчику…
… В жизни Калифорнии — нашёл золотую жилку я.
Но Джон подсмотрел — и исчезнуть ларчику.

Около ущелья где мост перекинут
Замахнётся киркою — ночью он безлунной —
В бездну упадёт — Jean в мечтах застигнутый —
В небытие свергаясь — с жизнью, страстью юной…

Лишь прискачет Конная Полиция —
И Жюль златокудрый возьмёт показания.
А он с неба будет бледнолицый —
Слушать песни Запада — и гор признания…
_____________________________________________________

Подойди ко мне ласково, прямо —
Будь такой — хорошей, простой —
Не гони счастья — упрямо.
Не черни луч золотой.

Вся жизнь — сквозной двор.
Холодно и неуютно.
Не запирай грёз на запор.
Бездушием не мучь поминутно.

Пусть будет солнцем Твоя душа —
Жизнь моя — её бликом.
Ртом твоим тёплым дыша,
Отогреюсь с радостным криком.
_____________________________________________________

ПОСВ. ПИСАТЕЛЮ ВАЛЕНТИНУ САМСОНОВУ  (†)

Где Вы? Где Вы — Наречённая?
Может быть — вот что — прошла?
Но толпа пятимиллионная —
Вас куда-то унесла…

Нет постойте. — Вот другая.
Взгляд туманней — стан сильней.
Чёрт дери. Тоска глухая.
Нет — не та. Но где ж? Скорей.

Среди толпы — Мне от безлюдья,
Видно — скоро — помирать.
Вот чужбинушки прелюд — я
Грустный должен услыхать.

И раз сто — такой желанной
Ты мелькнёшь — в трамвай — метро.
Я ж с толпой смешаюсь странной —
Как тоскующий Пьеро…
_____________________________________________________

ПОСВ. Н. К.

Вновь меня ты растревожила,
Своей красой.
И тревогу ты умножила —
Жёлтою косой…

Прошла вдаль тонкой талией —
Исчезну вдалеке.
Пронзив меня печалию —
Отдав тоске…

Лучи янтарные сплелися —
В той косе —
Дни счастья пронеслися —
И не видать их мне…

И в дождь — ушла — изящна —
В короне золотой —
Я всё один — бесстрастно
Стою у мостовой…

Париж. 2 окт. 1939

_____________________________________________________

НА КОНЦЕРТЕ РАХМАНИНОВА

Чтобы стихи мои звучали —
Хотел бы я, как ваш рояль,
Когда с Шопеном Вы мечтали _
Плетя из звуков — тонко шаль.

Чтоб знали, что душа запела —
Надеясь, мучаясь, цветя…
В ночи вся факелом горела.
Нас к счастью смутному ведя.

Чтоб благовестили, звенели —
Смеялись, плакали, как я.
Что рая сладкие свирели —
Что нежность ласковость моя.

Чтобы стихи мои забились —
Как сердца-колокол — набат.
Сонаты с клавишами слились —
Как я с любовью — без услад.
_____________________________________________________

НА МУЗЫКУ ГРИГА

Я слышал песню о Сольвейге —
Она как жаворонок звенит…
Лучём янтарным на айсберге
Она как будто вся горит…

Я слышал песню воркованье —
Любви молитва — то — призыв.
Воздушной мессы осознанье —
Кристальной, радости прилив…

Я слышал песню, воркованье —
Любви молитва — то — призыв.
Воздушной мессы осознанье —
Кристальной, радости прилив…

Я слышал песню, возлетанье —
Вся: нежна-синне — звуко-тень.
И в, горное, её сиянье —
Душой летел — в лазури сень.
____________________________________________________

ПОСВ. Е. П.

Как в дали нежной алого восхода —
Тоскливо ждал в душе я вашего прихода —
И вспыхнуло во мне вдруг огненное море —
Проснулся я как утро — забыв печаль и горе…

И озарилась ночь — ожила и запела —
Проникло солнце в тайники души и тела…
И с жизнью снова шёл, и счастием дышал
Миры и нашу землю я снова воспевал…
____________________________________________________

ПОСВ. Т.Г.

Если есть на свете Менестрелли —
Если есть на свете чудеса —
Что Вы — «Primavera» Botticelli
Миру пусть споют они тогда…

Если не легенда, что Жюльетта —
Была весной в шестнадцать Весн…
Девушка тогда Вы эта —
В Вашу честь спою тогда я песнь.

Есть ли что нибудь ценней на этом свете —
И волшебней, чем Любовь-Весна.
Если да, оставлю песни эти
Жизнь тогда моя мне не нужна.
____________________________________________________

Фиолетовые тучи
Вновь поплыли над землёй…
Я душой взлечу на кручи —
Улечу своей мечтой…

Фиолетовые тучи —
Сред завес — горит закат…
Помечтать. И в жизни лучше.
И земля звучней в сто крат.

Фиолетовые тучи —
Счастьем я земным пленён…
И любовь, как гейзер, жгуче,
Вдруг забила, вне времён.
____________________________________________________

Я вижу небо в облаках,
Я вижу небо фиолетовым.
И в душу входит жуткий страх —
Эффектом грандиозно-световым…

Всё небо, как огромный шквал —
Несётся в тучах фиолетовых —
Небесно-облачный обвал
Смял — опрокинул — в чувствах бредовых…

Я рвусь через туч завес —
Одновременно близких — дальних.
Я не могу жить без небес —
Недостижимых и хрустальных…

Париж, 7 октября 1939.

____________________________________________________

Не видел облаков ещё над Филиппинами —
Ещё над тропиками я не видел облаков…
Плывут над Океаном, гордо — исполинами —
И тенью молча провожают моряков…

Не видел облаков ещё над Архипелагом я,
И над Элладой жгучей не видел, как плывут…
Над бездной в рыси бьются флаги
И океану Вечному — привет веков несут…
____________________________________________________

Онегина лишь открываю —
Мне болию сердце щемит…
Печёрина здесь вспоминаю,
Их тень предо мною стоит.

Бессилен. Мне больно. Не в силах.
Судьбы изменить я грехов.
О, сколько в двух ранних могилах —
Затихло чудесных стихов…
____________________________________________________

ПЕВЦУ СЕВЕРА — ИВ. НОВГОРОД-СЕВЕРСКОМУ.

Я видел айсберги, как плыли —
Я видел айсберги в мечтах…
К снегам безбрежным уводили —
Что так белы на полюсах…

Я видел льдины, горы снега —
Я видел севера мечту —
И в упоеньи от побега —
Мысль уносилась за черту…

Туда, где вечное молчанье —
И где от века тишина —
Туда, где Севера Сиянье —
Где Первородства белизна.

В Рай — Северный бы удалиться —
Туда от будней убежать…
Красой начальною упиться:
Свой дух величию отдать.

18 марта 1937 г.

____________________________________________________

ПОСВ. РАЕ БЕБЕЛЛО

И у меня была весна.
И у меня бывали.
И ждала в парке там она —
И напоён был счастьем вечер…

И пела радостно душа —
Со всеми в радостном созвучьи —
И жизнь сверкала хороша.
Был ярок небосклон без тучи.

Но я ушёл куда-то вдаль —
По бездорожью жизни — скучной —
И потускнел души кристалл —
Годами серыми — навьючен…
____________________________________________________

ПОСВ. М. С.

Я шёл по зелёному парку —
По парку я шёл — Buttes-Chaumont
И вот на взгорье увидел —
Старуху — а рядом на травке —
Жестянка, а в ней молоко…
И вижу, бегут по аллее
Два чёрных подросших котёнка,
А там — по газону — ещё два…
Выводок чёрных котят —
Как странно оригинально —
Средь зелени, среди деревьев
Увидеть такое собранье…
Их возраст — кошачья юность —
Лоснится их чёрная шёрстка.
А с зеленью — чудный контраст.
От холода кошки ёжатся
И будто в дугу изогнувшись
Уныло глядятся вокруг…
К старухе другая подходит
И обе о чём то толкуют,,,
А я удивлённый картиной —
Шагаю назад, всё косясь…
Что это не из фантазий (вроде Эдгара Пье)
Вы сами могли б убедиться —
Поехав в тот парк Buttes-Chaumont.

Он в скалах, такой величавый —
С высоким мостом и беседкой —
И с лебедем белым — на водах —
Плывущим — странно — далёко —
Если с моста вниз взглянуть.
Все глыбы и водопады, —
Тунель — поезд мчится, ну словно
Попали вы в дикий Техас…

И к выходу быстро шагая
Для кошек ищу я прозванья —
Какое для каждой покраше —
Я мог бы придумать сейчас…
И глядя на небо решаю —
Одну назову я Надеждой,
Другую, конечно — Любовью
Третью — печально — Изменой —
Со вздохом четвёртую — Смертью…
____________________________________________________

Мы поэты — душою шарманки —
Заведёт нас Любовь — мы поём.
А возлюбленные — теж обезьянки
С мыслью «давай удерём».

Поэты — порой мы кроты —
Не видим: Любви уже нет.
И давшие счастье — ноты —
Руладой шлём мёртвому — вслед…
____________________________________________________

Вы торговались. Вы долго торговались —
Расценивая чувства на гроши…
И восхищаясь небом — с землей не расставались —
Прильнув к земле — забывши о душе…

Когда считали нужным — вы в грёзах уносились
Когда было удобней — на жизни шли базар.
А муки Вам мои, наверно, и не снились
Так просто кажется гасить души пожар.
____________________________________________________

БРАТУ МОЕМУ ВЛАДИМИРУ (†)

На усталые пальцы перчатки —
Одевает тихая смерть…
Вяло, влажно, гадко —
Касанье — тлена — весть…

Холодны, как серые пальцы —
В пожатии стынет — рука —
Нить жизни — скрылась в пяльцы —
Зароют — бормоча: «судьба».

Как больно, обидно, жестоко.
Насилье. Убийство. Обман.
Когда лишь взлетишь, высоко.
Уйти — вдруг — из солнечных стран…

Мне, говорят, о Милосердии — Чуде.
О царстве небесном — раю.
Но разве, в саду здесь, о люди.
Не лучше — раз я люблю?

Здесь — я увидел — рай знойный,
У длинных — опущенных — век —
На рай «тот» — обман — недостойный —
Менять не хочу я вовек…

20/11-38

____________________________________________________

Уходящий мир — уходящие тени —
И развеянный сказочный сон…
И в отчаяньи упав на колени —
За поклоном — бью я поклон…

Взор опущен — поникнуты веки —
И застывший страданья укор —
По жизни плетёмся будто калеки —
Души — сердце — всё на запор…

Уходящие дни — уходящие тени —
В горле сжатый горький комок —
Переполнено сердце — тоской сожалений —
Полосы чёрной двинулся рок…

В позолоченной бронзе заходит —
Раскалённый пурпурный круг —
Осветив тень земную, что бродит —
И влачит жизнь — что тяжкий недуг.
____________________________________________________

ПРОГУЛКА ПОЭТА.

В Париже в большом городе —
В весеннем экстазе пою.
В парижском червонном золоте —
В искрящемся солнце горю…

И в улыбчатых женщин встречных
Влюбляюсь, как бульвардье.
Нить, дней весёлых — беспечных —
Ловлю — трепыхаясь в беде…

По Парижу — большому городу —
Жадно брожу и пою —
«Но как бы не умереть с голоду» —
Себя на мысли ловлю…

1939-IV

____________________________________________________

В ЛУВРЕ.

Я видел юношу: — пред каждой
Картиной долго так стоял…
Смотрел он на картину дважды…
И отходя — чуть напевал…

Рассматривал он долго краски —
Прозрел там чудо взор его…
Как у девицы после ласки —
Глаза влажнились у него…

Я тоже где-то был на небе —
Любуясь красками , то — им…
Забыв о прозаичном хлебе,
Его восторг — деля с своим…

Публикацию подготовил  Секретёв С.А.


Список литературы:
1. Российское зарубежье во Франции 1919-2000. Л. Мнухин, М. Авриль, В. Лосская.
2. Париж — С.-Петербург © Николай Горский, 2009.
3. Секретев, Анатолий Петрович Фиолетовые облака : Стихотворения / Секретев, Анатолий Петрович, . — Париж : Ясная поляна, 1940. — 48 с.

 

Добавить комментарий