Экспедиции возвращаются. КУРГАНЫ ЗАДОНЬЯ.

Глиняный сосуд. Чир II.
Донецкая к-ра
Глина, лепка. Высота 12,5 см. ВОКМ, инв. № 25203/5. Найден у пос. Чир Суровикинского р-на.
Группа II, курган 2, погребение 4, раскопки Е. П. Мыськова, 1987 г.
Сосуд плоскодонный, с выпуклыми боками и прямым венчиком. На плечиках сосуда имеются четыре симметрично расположенных выступа со сквозными отверстиями. Вся поверхность и дно сосуда покрыты прочерченным орнаментом в виде горизонтальных полос, треугольников, вписанных друг в друга овалов, концентрических окружностей.
Литература: Кияшко А. В. Культурогенез на востоке катакомбного мира. Волгоград, 2002. С. 147. Рис. 97, 8

Пожалуй, уже многое известно нам о жизни племен срубной культуры эпохи бронзы.
В наши степи срубное население пришло где-то в XVI — XV вв. до н.э. Археологи дали ему такое имя, потому что в погребениях той поры встречаются характерные деревянные конструкции перекрытия, подпорные столбы, словом — «срубы».
А в основном, занимаясь скотоводством, вслед за своими стадами передвигались «срубники» по степным пространствам в поисках угодий и пастбищ. Лишь когда начинали веять осенние ветры, они возвращались к своим «зимникам», в поймы рек, на берега озер. Заняв степи Задонья, срубное население стало продвигаться с востока на запад дальше, постепенно осваивая районы Кубани и Причерноморья.
Встречая стандартные, в общем-то скромные погребения срубной культуры — сгнившие бревна, один-два глиняных сосуда, мы, археологи, нередко с тоской думаем, что, наверное, в сарматской яме нашелся бы и меч, и россыпь наконечников стрел, собралась бы вязка бус из цветной пасты (керамики примеч. serjcoltel), стекла, гагата, янтаря… А у тех, кто побогаче, даже золотые нашивные одежные бляшки, браслет или подвеска, бронзовый массивный котел, изящная импортная керамика.
Поэтому, естественно, мы были удивлены и обрадованы открытию в этом сезоне в Чирских курганах, на землях совхоза «Бурацкий».
Весной, когда еще в ближайших балках лежал посеревший снег, мы выехали к курганам по сигналу местного агронома А. Д. Секретёва, обеспокоенного тем, что памятники попадали в зону строительства совхозных оросительных систем. А вид курганов, действительно, производил впечатление: высотой более трех метров, они высились ярко-зелеными пирамидами на темной пашне. Какую волю, какую веру в свои обряды должны были иметь наши далекие предки, чтобы насыпать такие горы земли!
Летом экспедиция Волгоградского государственного педагогического института под руководством старшего научного сотрудника НИС Е. П. Мыськова начала раскопки Чирских курганов… Вот очищена десятиметровая площадка на уровне древнего горизонта в центральной части первого кургана. И сначала хаотичное переплетение сгнивших бревен, пятна пепла и прослойки камыша постепенно реконструируется в сложное ритуальное действо. Такого пышного погребального обряда у племен срубной культуры в наших краях мы еще не наблюдали.
Для умершего, видимо, вождя или старейшины племени, выбрали место на высоком плато, откуда хорошо было видно устье речушки, впадающей в Дон. По поверьям, душа умершего должна была попасть в царство мертвых именно по реке.
Соплеменники тщательно расчищают и утрамбовывают пятиметровый «пятачок» степи. Его засыпают плотным слоем золы, пепла из домашних очагов родного поселения: пусть их тепло согреет душу умершего. Тут же разбрасываются куски мяса (барана, коровы) — жертвоприношение духам загробного мира. Бьется посуда: фрагменты пяти больших глиняных горшков
обнаружены в зольнике. В центре его выкопана яма, куда, после ритуальных песен, укладывают в скорченном положении умершего — он уходит в чрево матери-земли. Тут же ставят глиняный орнаментированный сосуд, снова кладут мясо барана: это уже пища покойника. В ногах насыпана кучкой ярко-красная охра, имитирующая тлеющие угольки очага.
Принесены стволы из ближайшего леса. Работая бронзовыми топорами, мужчины быстро очищают стволы от сучьев и собирают над ямой крепкий сруб — дом.
После совершения прощальных ритуалов начинается самая трудная работа — по кругу диаметром около 60 м начинают выбирать землю, таская в кожаных мешках, плетеных корзинах. И вот уже высится в степи большой конусовидный курган, куда еще не раз придут соплеменники поклониться памяти умершего…
Другой раскопанный курган оказался «кенотафом». Так называют археологи погребальное сооружение без умершего. Возможно, он утонул, пропал без вести. И тогда, соблюдая все те же погребальные действия, древние имитировали захоронение тела.
В этом кургане на месте условного захоронения был насыпан круговой вал диаметром около 8 м и высотой до полуметра. Получилась своеобразная чаша, дно которой заложили толстым слоем куги (озерный камыш примеч. serjcoltel) и камыша. В центре круга из толстых плах соорудили «дом мертвого», дно которого промазали зеленой глиной, поставили три крупных сосуда с пищей на «тот свет». Для жертвоприношения духам был зарезан теленок и его кровью окропили всю площадь этого сложного ритуального сооружения.
Евгений Павлович Мыськов, начальник экспедиции, комментируя находки из Чирских курганов, говорит: «Оба кургана близки по времени, относятся к раннему периоду срубной культуры — XVI — XV вв. до н.э. Подобного рода сооружения уникальны не только для районов Задонья, а вообще для всех мест, где обитало срубное население.
В первую очередь следует отметить сложность обрядовых сооружений, а значит, и ритуальных действий при захоронении. Соплеменники как бы хотели показать и высокое положение умершего в их среде: и его тесную связь со своими близкими.
Кроме того, ряд фактов и, в частности, наличие ранней керамики так называемого «алакульского» типа позволяет с достаточной уверенностью предположить, что сюда, в донские степи, пришла какая-то группа населения из районов Западного Казахстана. Появление таких памятников свидетельствует о наличии весьма сложных этнических и миграционных процессов в степях, прилегающих к Волге и Дону.

В. Мамонтов
кандидат исторических наук.

«Вечерний Волгоград» 5 декабря 1987 года.

Добавить комментарий